14

Город великанов

Маша с Яшей подошли к воротам крепости. Высотой они были с многоэтажный дом, в таком Маша с Яшей жили с родителями в большом городе. Вот только городскому дому было от силы лет десять-пятнадцать, а этим воротам, судя по разъеденному ветром и дождем металлу, было не меньше тысячи лет.

- Ау, откройте ворота! - закричала Нуи, и дети с гномом присоединились к ней. Они кричали и кричали, пока не охрипли, а у Маши еще начало побаливать горло. Но никто им не ответил, и ворота стояли неподвижно.
Приключения Маши и Яши. Крошечный человечек быстро бежал по тёмному и холодному лесу.
Стучать в них было бесполезно - рукам больно, а звука никакого. Ворота были сделаны из гигантских бревен, стянутых толстым железом. Поэтому Маша с Яшей стали кидать по воротам камни. Они отскакивали, и резкий звон металла разносился по горной долине. Но опять ничего не произошло.

Тогда Яша решил осмотреть башню, и справа от нее нашел две толстые веревки, свисавшие из-под крыши. Судя по всему, они служила краном, чтобы поднимать корзины или мешки - за один конец тянешь, другой - поднимается. Яша попробовал - работает. «Идея!», подумал он.

- Идите сюда! - позвал всех Яша. - Смотрите!

И он показал Маше, Нуи и Гансу, как работает веревочный кран.

- Если один из нас крепко возьмется за веревку, а мы за другую поднимем его на башню, то он сможет попросить великанов открыть ворота, - сказал Яша и посмотрел на Ганса.

- Хорошо, я готов, - вздохнул Ганс и бросил взгляд наверх. - Но только поднимайте меня очень-очень медленно и остановите сразу, как я вам скажу.

Маша с Яшей завязали на одном конце веревки толстый узел и помогли Гансу сесть на него. Он удобно устроился, крепко обхватил веревку руками, решительно кивнул, и дети вместе с Нуи стали медленно поднимать его наверх. Вскоре Ганс был так высоко, что его почти не было видно, поэтому приходилось с ним перекрикиваться.

- Ганс, все хорошо? - кричали гному Маша с Яшей.

- Да-а-а! - слышался издалека его голос.

- Ганс, еще поднимать? - снова кричали дети.

- Поднимайте! - отвечал он.

- Ганс, …

- Стоп! Еще чуть-чуть! Все! Держите так! - скомандовал Ганс.

Веревка задергалась, а потом ослабла, но друзья продолжали крепко держать веревку.

- Ганс? Ганс? - крикнули Маша с Яшей.

Но Ганс их не слышал. По толстой перекладине, к которой крепилась веревка, он перелез в башню и по каменной лестнице стал спускаться вниз. Это было непросто, так как ступеньки были непривычно высокими, и Гансу приходилось аккуратно спрыгивать с одной на другую, стараясь не вывихнуть себе ногу.

Так, прыгая с высоких ступенек, уставший Ганс добрался до выхода из башни. Он выбежал к воротам и огляделся. На стенах возле ворот горели факелы, но вокруг не было ни души. Ганс отошел от башни, посмотрел налево, направо - никого.

Ганс вернулся в башню и покричал Маше с Яшей. Его голос громким эхом отскочил от темных каменных стен, но дети они его не услышали - ворота были настолько толстыми, что ни звука не проникало ни туда, ни сюда. Тогда Ганс стал искать, как их открыть. Но не рядом с воротами, ни в самой башне не было никаких ни рычагов, ни колес, ни цепей. Да и на самих воротах не было никакого замка. «Как же они закрываются?», подумал Ганс.

И тут ему в голову пришла идея. Он вспомнил слова Нуи о том, что мире снов все возможно. «Все возможно, все возможно», - напевая про себя эту фразу, он подошел к воротам и прикоснулся к ним.

- Я хочу, чтобы ворота открылись, - неуверенно и тихо сказал гном и прислушался - ничего не происходило. Вокруг по-прежнему было тихо, лишь огонь потрескивал в факелах на стенах башни.

Ганс расстроено вздохнул и сделал шаг назад. И в этот момент раздался сильнейший гул и треск, и узкая полоска света пополам разрезала ворота. Она становилась все шире и шире, и Ганс увидел в нее и долину, и горы, и радостные лица друзей.